Человек неизбежно влияет на город — но и город влияет на человека: публичные пространства — неотъемлемая часть нашей реальности, порой — определяющая. Как их видят те, кто профессионально занимаются проектированием таких пространств?

Поговорили с ландшафтным архитектором студии KOTSIUBA Инной Добровольской о том, как городское пространство влияет на людей, чем наполнены постсоветские города, что представляют собой сакральные места города и для чего все эти знания ландшафтному архитектору.

Что транслирует город? Беседа с ландшафтным архитектором Инной Добровольской


Пространство VS Объем

Городское пространство очень влияет на людей. Пространство, в котором находишься и больше всего проводишь время — отражение тебя. И, соответственно, когда взаимодействуешь с ним, то ищешь в этом пространстве себя.

Объем и ландшафт формируют нашу среду обитания, но человек взаимодействует с ними по-разному. По фасаду ты не можешь походить. Ты можешь к нему подойти, потрогать — это и все твое взаимодействие. В пространстве ты ходишь, можешь присесть, гулять, чувствуешь запахи и звуки.

Создавая концепцию пространства и проектируя его, я как ландшафтный архитектор всегда пытаюсь представить, что будет чувствовать человек находясь в нем или проходя мимо. Стейкхолдеры диктуют задачи.

Поэтому я стала изучать, как же влияет город на психику человека индивидуально и в обществе. Тут открылась возможность переосмыслить современный город и понять, с какими трудностями сталкивается его житель с другой точки зрения, непривычной архитекторам или урбанистам.

Что транслирует город? Беседа с ландшафтным архитектором Инной Добровольской

Что транслирует город

Начнем со взаимоотношений человека и города. Город спускает на нас огромные потоки информации и клише, которым мы пытаемся соответствовать — как в гонке. Такие города как Киев транслируют нам культ силы и благополучия, конкурентность, мы будто находимся в постоянном соревновании. Повсюду информация, добавляющая стресс — социальные страхи, коллективные фантазии, мифологии в городе, СМИ.  

В таком потоке человек формирует в голове определенную оценку окружающего мира и действует в соответствии с ней. Это защитная стратегия, когнитивная схема — «Я слаб, Мир опасен, Люди враждебны». Человек постепенно закрывается от внешнего мира и становится пассивным.

Где заканчивается наше личное пространство?

Что транслирует город? Беседа с ландшафтным архитектором Инной Добровольской

Всегда было интересно наблюдать за тем, как структуры города и коммуникации преломляются в сознании людей. Одно из таких преломлений — городские мифы. Например, за каким-то местом закрепляется  история.

В городе человек идентифицирует хорошие или плохие места: проклятые, куда лучше не ходить, или места силы. Почему он верит в такие места и почему именно так оценивает?

Один из ответов в том, что люди персонализируют пространство.

Человеку кажется, что он пассивно созерцает пространство, но на самом деле он активно с ним взаимодействует.

Квартира — наше собственное пространство. Но если мы часто ходим по одному и тому же маршруту, то неосознанно воспринимаем путь как продолжение нашей квартиры, персонализируем пространство. На этом маршруте мы чувствуем себя свободно.

Когда человек игнорирует пространство, он начинает бессознательно что-то игнорировать в себе. Так работает психика. Ты можешь, например, позволять кому-то переходить свои границы — по аналогии место, которое тебе не нравится, заходит за твои личные границы. Ты этого не видишь и не осознаешь, но почему-то чувствуешь себя плохо. Это происходит на фоне.

Когда мы перемещаемся по пространству, мы его присваиваем. А, присваивая, пытаемся оставить свой отпечаток. Я часто наблюдала, как жильцы сами обустраивают придомовые территории высаживают цветы, делают клумбы из шин. Городская среда становится частью нашего “Я”.

Что пространство говорит обо мне?

Что транслирует город? Беседа с ландшафтным архитектором Инной Добровольской

Мы всегда ищем себя в местах, улицах. Человек как бы спрашивает у себя: “Что эта улица говорит обо мне?” Человек себя-внутреннего ищет в мире внешнем, ищет связь со своим прошлым. Это хорошо понимали в старые времена, когда строили, к примеру, готические соборы. Правительству было важно контролировать народ,и когда человек видел красивые здания и огромные церкви, он подавлял собственное индивидуальное “Я” высшим началом.

По теории социальной идентичности, когда мы начинаем жить в новом пространстве, в новом городе, постепенно начинаем самоотождествление с этим местом.

Живя в хорошем городе, человек ассоциирует себя с ним и у него поднимается самооценка. В хорошем городском пространстве не страшно знакомиться с людьми, ты автоматически становишься более открытым и коммуникабельным.

Постсоветское пространство и напряжение в городе

Что транслирует город? Беседа с ландшафтным архитектором Инной Добровольской

Старая советская школа проектирования не заточена под людей. Человек к этому привык. Он не понимает, что кроме лавки на аллее может быть что-то еще, что можно ходить по газонам. У людей в постсоветском пространстве другое восприятие реальности. Они привыкли к огромным площадям, памятникам, но не привыкли, что их спрашивают.

Человек думает: “О боже, мне нужно просто пройти быстро вот эту часть и зайти наконец в свою квартиру, где мне комфортно”.  Это сложно перестроить. Более молодое поколение уже задает себе вопрос: Почему не спросили нас? Это же я в этом пространстве нахожусь. Они присваивают пространство себе. Когда кто-то тянет к нему руку, ему стоит уже считаться с этими людьми.

В нашей психике есть области напряжения. Города — это сервисы, которые призваны эти напряжения снимать. Хорошие примеры — Ванкувер, Амстердам, Берлин или Нью-Йорк, где упорядоченная инфраструктура и все более-менее логично и понятно.

С постсоветскими городами немного не так. Они изначально строились не для людей и, как следствие, не снимают напряжение, а, наоборот, его поддерживают.

Сакральные места города

Что транслирует город? Беседа с ландшафтным архитектором Инной Добровольской

В каждом городе есть сакральные места, эквивалентные мифам и религиям в традиционном обществе. Люди верят, что есть места, которые могут решать их проблемы.

Эти городские мифы циркулируют в пространстве на протяжении долгого времени и наслаиваются друг на друга. Например, от какой-то женщины ушел муж, она идет в церковь, ставит там свечку. Муж возвращается и жизнь налаживается. Она говорит людям: вот идите в то-то место, обойдите собор три раза, у него магическая сила. Люди верят, передают другим. Так создается мифология места.

В каждом городе есть хорошие и плохие места, то есть стереотипы, представления об этих местах. Самый распространенный пример в Киеве — Старокиевская гора. Считается, что с нее начался Киев и вся Русь — сюда начинают водить туристов, это место часть экскурсионной цепочки. На этой горе переплетаются эпохи и веры: стоят языческие капища, первая каменная церковь, Национальный музей истории Украины.

Город как материнское пространство

Город — это материнское пространство, и люди ожидают, что он их примет и поймет, но это не так. Человек и город находятся в конфликте. Мы инвестируем в город чувства и эмоции, но не получаем ответа.

Напряжение человека, его мысли и чувства вкладываются в тропинки, объекты, воздух. Город перестраивает нас по своим внутренним законам: мы поддаемся динамике, социальным порядкам, начинаем двигаться в его ритме.

Зачем эти знания нужны ландшафтным архитекторам

Что транслирует город? Беседа с ландшафтным архитектором Инной Добровольской

Делая исследования, мы опрашиваем респондентов. Часто урбанисты и архитекторы сами опрашивают, но знаниями о том, что происходит у человека в голове, они не обладают. Поэтому мы не можем структурировать ответ человека, понять, что он имел в виду. Нас сбивают с толку их ответы из-за разрозненности. Ты задаешь конкретный вопрос, а они уходят куда-то в политику, культуру. “Вот я с женой поссорился, а вы тут со своими вопросами”.

При исследовании мы создаем ментальные карты. Человек, указывая на определенное место на карте, говорит: вот здесь я чувствую дискомфорт, но не может объяснить, почему.

Часто такие точки для нас — маркеры, которые свидетельствуют о проблемах. И потом сравнивая с другими картами, видим конкретную причину, почему человеку плохо. Это может быть транспорт, благоустройство или плохо развитая социальная инфраструктура.

Мы проектируем, исходя из собственного опыта, из своего личного восприятия реальности. Осознавая всю сложность восприятия городской среды, мы можем найти подход к человеку, уменьшить субъективность исследования.  

Беседовала  Вероника Шустер

Фото: Анна Васильева