Проблема сиротства, к сожалению, остается актуальной для нашей страны. Актуальной – и «невидимой»: многие воспринимают ее как что-то отстраненное, многие считают, что лучшая помощь – приехать на новый год с подарками. А между тем, в системе опеки назревают серьезные реформы: к 2026 году должен завершиться процесс деинституционализации.

Что это значит, как устроена и из чего состоит система опеки, какие сегодня основные проблемы детских домов, и что нужно, чтобы действительно помочь детям, оставшимся без родителей – об этом всем рассказала известная одесская волонтерка, соучредительница благотворительных фондов «Манифест МИРА» и «Museum for Change» Инна Белоус.От институции – к экосистеме: как помочь детям-сиротам и в чем суть реформы системы опеки


Начать хочется с лирического отступления:

Многих из нас в детстве пугали интернатом или детским домом. Родители часто приводили в пример именно эти учреждения, как те, где жизнь ужасна – чтобы мы ценили свою жизнь в семье. Вырастая, часто хочется украсить ту страшилку из детства – и вот уже взрослые, успешные люди бегут покупать подарки детям из интернатов, приютов и детских домов, или закупают туда материально-техническое оснащение.

Что же на самом деле нужно детям, как не вестись на поводу у системы и не навредить?

Эти три вопроса я задаю себе уже 4 года, с тех пор, как впервые попала в приют. Ответы приходят не сразу: иногда после того, как опыт дарит истории, которые хочется вырезать из памяти и оставить только выводы.

Для того, чтобы понять масштабы катастрофы, мне хотелось бы, чтобы читатель вместе со мной попытался найти корень проблемы «сироты и дети, попавшие в сложные жизненные обстоятельства».

Итак, есть Украина — страна большая, в не таком уж далеком прошлом – с развитыми районными центрами, селом и высоким уровнем использования ручного труда. Ну, да, ещё и в составе СССР и со всеми прелестями коммунизма.

Проблем в том недалеком прошлом было немало, и детей в интернатных учреждениях тоже было немало. Выпускаясь из интернатов, дети не умели/не умеют готовить, стирать, не знали/не знают как работает бюрократическая система и какие у них есть права, не знали/не знают, что означает предохраняться, и вообще – что там, за забором интерната.

Меньшинство смогло создать семью и найти работу; кто-то не дожил до 30; кто-то в тюрьме, а  кто-то рожал и отдавал детей дальше, по тому же кругу – в приют и интернат. С взрослением независимой страны районные центры становились всё более депрессивными: уровень образования в сельских школах упал, а уровень безработицы вырос. Кажется, что это все отдельные проблемы, которые не касаются сиротства – но именно они калечат семьи и, как следствие, «дарят» большой стране сирот.

Сегодня опеки в основном лишены родители, живущие за чертой бедности; с алко-, нарко- зависимостями; бывшие выпускники интернатов, в большинстве случаев – из районных центров и сёл. Случаи, когда оба родителя погибли — единичны.

Сирота — это не только термин, но и юридический статус. Чтобы получить его, нужно доказать, что это действительно так. Иногда присвоение статуса может длиться месяцами или годами. Дети могут попасть в режимные учреждения и без статуса сироты, могут годами ожидать его получения – но чаще всего они ждут родителей, которые обещали их забрать домой.

От институции – к экосистеме: как помочь детям-сиротам и в чем суть реформы системы опеки

Иллюстрация: Елена Зублевич


Чем отличаются между собой учреждения, которые оказывают свои услуги детям (да, психологическая, социальная реабилитация, жильё, питание и образование — это услуги).

Приют. Место куда попадают дети, как только соцслужбы забрали их из семьи или нашли полицейские на улице. Как правило, в приютах находятся дети от 3 до 18 лет, и срок пребывания в таком учреждении не должен превышать 3-х месяцев.

Но практика показывает, что суды, проблемы с документами и другие факторы могут растянуть пребывание ребёнка в приюте на годы. Дети из приюта чаще всего посещают ближайшую общеобразовательную школу в сопровождении воспитателей.

ЦСПР (центр социальной и психологической реабилитации). По сути то же, что и приют, но штатное расписание и устав позволяют учреждению больше времени тратить на психологическую  и юридическую помощь детям, принимая на работу большее количество психологов и юристов. По моему субъективному мнению, должной социальной реабилитации в ЦСПР нет, так как дети продолжают жить по режиму, и приобретение бытовых навыков во время пребывания в ЦСПР ограничено.

Интернат. Есть разные интернаты. Есть те, которые находятся в управлении департамента здравоохранения и предназначены для детей с особенностями развития и здоровья, а есть те, которые находятся в управлении департамента образования – там живут сироты и дети из семей, принявших решение отдать ребёнка в интернат. Процент сирот в интернатах намного ниже, чем детей из семей. В интернате дети проживают и обучаются.

Детский дом. Исключительно сиротское учреждение, где дети и проживают, и учатся.

От институции – к экосистеме: как помочь детям-сиротам и в чем суть реформы системы опеки

Иллюстрация: Елена Зублевич


Какие сейчас основные проблемы самих детдомов, в частности, в Одессе?

  • Низкая квалификация и мотивация сотрудников как следствие низких зарплат и нехватки обучения и психологической поддержки;
  • Режим, ограничивающий свободу и приобретение бытовых навыков детей, как следствие утверждённых уставов;
  • До сих пор не работающая программа наставничества (первая группа наставников была обучена, но общение с детьми так и не начали);
  • Низкий уровень финансирования учреждений и малое количество областных и городских программ;
  • Катастрофически низкий уровень знаний горожан о формах опеки и работе служб по делам детей.

Что для личности ребенка наиболее негативное в опыте пребывания в детском доме?

Об этом можно сделать отдельный материал, задав этот вопрос детям. Уверена, что ответы будут разные. Я спрашивала детей в приюте, о чем они мечтают, и самым частым был ответ: «вернуться домой». Зная истории попадания детей в учреждение, сложно понять желание вернуться в дом, где пьют, бьют и унижают.

Представьте, что в одном месте собирают детей, у которых тяжелейшие травмы, и им всем больно. И вот они видят вокруг таких же травмированных и страдающих от боли детей. Коллективная боль – не лечит, а психологические травмы болят не меньше физических.

В каком возрасте дети переносят попадание в детдом тяжелее всего?

На этот вопрос нет ответа. Каждый ребенок — это отдельная вселенная и История.

Куда может обратиться ребенок, чьи права нарушаются в детдоме? Где он может получить реальную помощь?

  • Участковые, которые закреплены за учреждением, но не всегда это работает на пользу детей. Поэтому дети должны не бояться контактировать с полицией напрямую, даже если не удалось проблему донести или решить через участкового.
  • Сотрудники районной или городской службы по делам детей. Объем работы не всегда позволяет сотрудникам коммуницировать с детьми напрямую, поэтому запросы от них могли бы разрешить ряд проблем, о которых в службах и управлениях могут не догадываться.
  • Волонтеры и благотворительные фонды, которые посещают учреждение или занимаются защитой прав детей.

Кто и как мониторит детские дома?

Мониторинговые группы могут создаваться различными структурами. Так, мониторинг одного или ряда учреждений может быть назначен местной администрацией, службой по делам детей, департаментом образования, уполномоченным по правам детей, министерством юстиции, депутатской комиссией и другими. Обычно в мониторинговые группы входят чиновники, общественники, депутаты. Если вы стали свидетелем нарушений прав детей в учреждении, вы можете направить письма в вышеперечисленные инстанции и попросить о проведении мониторинга.

Есть ли какое-то сравнение, позитивные примеры развития, трансформации детских домов в других странах?

Через деинституционализацию прошли многие страны, но не все сделали это успешно.

Копировать опыт конкретной страны не совсем верно. Чтобы реформа была успешна, необходимо учитывать специфику потребностей и проблем в рамках страны, области, города. И если говорить о позитивных примерах, я бы перечислила центры, которые открыты в Украине: Саншайн (Киев), СОС Дитяче Містечко (Киев), Добре Вдома (Днепр). Это места с абсолютно отличной от интернатов и приютов формой работы и они уже существуют в нашей стране.

Что нужно делать, чтобы оказать детям из приютов реальную поддержку? Чего делать не стоит?

  • Становитесь наставниками. Эта программа может спасти очень много судеб [форма индивидуальной поддержки детей без установления семейных и других правовых отношений, как при усыновлении или взятии под опеку. Более детальную информацию можно получить в Одесском городском центре социальных служб для семьи, детей и молодежи, прим. ред.];
  • Приглашайте детей из приютов и интернатов на экскурсию по месту, где вы работаете. Делитесь своей историей успеха и вдохновляйте;
  • Оплачивайте творческие мастер-классы, экскурсии, поездки на природу или тьюторов;
  • Сохраняйте экологичность заявлений, касающихся учреждения или ребёнка, которому вы помогаете. В век цифровых технологий очень легко ненамеренно навредить детям из-за разглашения личных данных или историй;
  • Разберитесь в формах опеки и сути реформы, чтобы суметь вовлечь больше людей.

От институции – к экосистеме: как помочь детям-сиротам и в чем суть реформы системы опеки

Иллюстрация: Елена Зублевич


Не стоит раз в год приезжать интернат или приют с подарками. И не проходите мимо, если становитесь свидетелем нарушения прав детей.

Что такое деинституционализация в контексте опеки над несовершеннолетними? Как она должна проходить, какие ожидаются результаты?

Деинституционализация — избавление от институциональных учреждений, уход от наследства СССР. Если просто и коротко, то за период с 2017 по 2026 мы должны постепенно закрыть все интернаты. Стратегию и план деинституционализации можно прочитать здесь .

Главный приоритет программы — воспитание ребёнка в семье или в условиях максимально приближенных к семейной форме воспитания. Отсюда следуют и ожидаемые результаты: дети в благополучных семьях, учреждения необходимы только для предотвращения возможных проблем.

Значит ли это, что интернаты закрываются полностью и те дети, которых не удалось устроить в семью, останутся на улице? Нет, если в реализацию реформ на местах вовлекутся, как минимум, районные администрации и местные Советы. Реформа предусматривает открытие реабилитационных центров поддержки детей и семей, малые групповые дома. Также в каждом районе должна быть налажена собственная экосистема, оказывающая услуги семьям и детям.

Я намерено пишу «экосистема», так как все службы и учреждения, входящие в эту систему  должны работать слажено, уйти от ЭГО к ЭКО, и только тогда мы сможем увидеть реальные результаты и спасённые жизни. Без коммуникации между службой по делам детей, райадминистрацией, социальными службами, департаментом образования, здравоохранения и полицией по вопросам каждого ребёнка в индивидуальном порядке — экосистемы не будет. Но мне бы очень хотелось, чтобы каждый, кто читает эту статью, понял, что именно он(а), как представитель(ница) сообщества – тоже часть этой системы и должен знать, что делать и как оказывать помощь детям и семьям.

Где будут жить дети-сироты?

Реформа предполагает открытие в районах малых групповых домов для детей. По сути, такие пространства и будут выполнять функцию дома для детей, а воспитатели — роль наставников. В МГД дети могут жить до 21 года, посещать кружки или культурные мероприятия на своё усмотрение, учиться готовить на общей кухне в тот момент, когда им захочется, и учиться распоряжаться своей стипендией.


«ты знаешь, что именно будет делать государство с твоими детьми, если с тобой и мужем что-то случится?»


Мы уже вошли в череду скандалов и сопротивлений реформе. Система не изменится быстро и безболезненно. Депутатов местных советов не будут интересовать проблемы сирот, если они не будут интересовать нас, избирателей. А без интереса к проблемам со стороны депутатов, не будет программ финансирования.

Закончить хочется вопросом, который мне задал невероятный человек, открывший первый в стране приют для детей улицы — отец Чумаков: «ты знаешь, что именно будет делать государство с твоими детьми, если с тобой и мужем что-то случится?»

Задайте этот вопрос себе и поймите, что проблема сиротства ближе, чем кажется, а знаний о ней меньше, чем необходимо.

Текст: Инна Белоус