Для чего Диоген ощипал петуха? Зачем философы создали зомби? Кто такой гавагай и что общего у Чжуан-Цзы и бабочки? Для объяснения своих идей философы нередко использовали животных и даже ставили на них опыты.

Но зоозащитникам не о чем волноваться – философские эксперименты проводятся не в лабораториях, а в умах, и потому называются мысленными. Да и животные используются не всегда реальные: какие-то из них были просто выдуманы, а какие-то выглядят слишком фантастическими, чтобы предположить их существование.

Гавагай Куайна

Философские звери и места их обитания

Язык наполнен неожиданными препятствиями и недоразумениями. Можем ли мы быть уверены, что действительно понимаем друг друга? Американский философ Уиллард Куайн предложил эксперимент, который исследует эту проблему.

Представьте себе, что вы лингвист, который изучает неизвестные языки. Однажды вы нашли племя, язык которого хотели бы изучить: установили камеру и микрофон на небольшом расстоянии от разговаривающих туземцев и стали внимательно слушать. Но вы не понимаете ни единого слова!

Вдруг вы видите, как мимо пробегает кролик и туземец, указывая на него пальцем, говорит: «гавагай». Вы немедленно записываете в рабочем блокноте: «гавагай = кролик». Но потом, немного поразмыслив, вы думаете, что, возможно, слово «гавагай» означало будущий обед, призыв поохотиться, или даже «сегодня будет дождь». Тогда «гавагай» может быть чем угодно – и «кроличьими лапами», и «покрытым мехом существом», и «скачущим существом», или даже «обезьяной» — если у туземца плохое зрение.

Сомнения становятся все сильнее – что же человек назвал словом «гавагай»? И вы решаете попробовать следующий прием: быстро рисуете кролика и подходите к туземцу. Показываете ему рисунок и спрашиваете: «гавагай»? Он начинает странно размахивать руками, а вы снова в замешательстве, что это означает – «да» или «нет»?

Куайн задается вопросом: не происходит ли такая ситуация с нами, когда мы говорим на родном языке? Как мы можем быть уверены в том, что другие верно понимают, что мы имеем ввиду, когда говорим «кролик»? И каким удивительным явлением оказывается изучение языка в детстве, когда из бесконечного количества возможных логичных альтернатив ребенок выбирает правильное значение слова.

Петух Диогена

Философские звери и места их обитания

Древнегреческий философ Диоген жил в глиняном сосуде для хранения масла, просил подаяние у статуи «чтобы привыкнуть к отказам», занимался рукоблудием посреди городской площади, другими словами – презирал общественные условности и авторитеты.

Известна история о том, как Диоген ходил по улицам с фонарем среди белого дня. Жители его спрашивали: «Зачем ты жжешь светильник, когда светит солнце?» На что Диоген отвечал: «Я ищу людей». «Вот же глупый человек – говорили горожане, – посмотри, сколько людей вокруг!». Диоген отвечал: «Да разве это люди? Это похотливые кони, хитрые лисицы, ядовитые змеи, трусливые зайцы. Это кто угодно, но не люди».

Не боялся Диоген спорить и с уважаемым философом Платоном, критиковать его идеи. В то время как Платон пытался представить человека как возвышенного над природой, Диоген старался жить в гармонии с природой. Платон говорил, что без цивилизации и государства наша жизнь будет сродни собачьей. А Диоген считал собаку идеалом добродетели, поскольку собаки живут в настоящем и не одержимы материальными вещами.

Однажды ученики Платона попросили учителя дать определение человека, на что философ ответил: «Человек – это животное на двух ногах и без перьев». Диоген, услышав такое определение, словил и ощипал петуха. После чего принес птицу в Академию и объявил: «Смотрите! Вот платоновский человек». Тогда смущенный Платон добавил: «и с плоскими ногтями».

До наших дней дошло много историй о жизни эпатажного философа античности. Возможно, не все они правдивые, но все наполнены мудростью, проницательностью и остроумием, без которых настоящее философствование ничего не стоит.

Бабочка Чжуан-Цзы

Философские звери и места их обитания

Китайскому философу Чжуан-Цзы, жившему в IV веке до н.э. однажды приснился сон. Приснилось ему, будто он – бабочка, которая беззаботно порхает среди цветов, радуется солнцу и не подозревает, что она – Чжуан-Цзы. Но когда сон закончился, Чжуан проснулся и очень удивился тому, что он – философ Чжуан-Цзы. Он никак не мог понять: снилось ли ему то, что он бабочка, или бабочке снится, что она Чжуан-Цзы.

Что же получается, если реален именно второй случай? А получается, что философия Чжуан-Цзы и все последующие события – это сон бабочки. Эта проблема волновала китайского философа на протяжении всей его жизни. Но не только Чжуан-Цзы думал над непростым философским вопросом.

В индийской философии эту ситуацию легко разрешают с помощью идеи о реинкарнации – учении о переселении душ. Ничего удивительного во сне Чжуан-Цзы нет, сказали бы буддисты. Просто в прошлой жизни он был бабочкой, а теперь вспоминает об этом во сне.

Но Чжуан-Цзы рассуждал иначе. Он говорит: пусть мне снилось, что я бабочка, а бабочке снится, что она Чжуан, но ведь я и бабочка – это не одно и то же! Различия между нами очевидны. Однако во сне мы меняемся местами. Не это ли называется превращением вещей? Вот вопрос, над которым он задумывается.
Так Чжуан-Цзы соприкасается с важным для китайской философии понятием Дао, в котором все едино и равнозначно реально – и бабочка, и Чжуан-Цзы и сон, который им снится.

Философский зомби

Философские звери и места их обитания

На вопрос, существует ли у вас сознание, вы, вероятно, ответите утвердительно. Ведь вы чувствуете, что вы есть, постоянно переживаете свое существование и вовсе не думаете о себе, как об искусно сделанной бездушной машине. Но сложность заключается в том, что такое переживание является полностью субъективным и его невозможно никак обнаружить, измерить или подтвердить научным путем. Для описания этого феномена используют разные слова – душа, эго, сознание, самосознание или квалиа.

Представьте себе зомби, который выглядит в точности как нормальный человек. У этого существа есть все психические способности, которые есть у вас: он также как вы обрабатывает информацию, видит, слышит и общается с другими людьми. Но у зомби нет квалиа, он лишен опыта самосознания. И не существует способа доказать, что это существо не зомби, кроме как поверить ему на слово.

Американский философ Дэвидсон сделал ситуацию еще более пугающей. Он предложил вообразить философского зомби как собственного двойника. Дэвидсон представил, что идет по болоту и неожиданно видит вспышку света, после чего перед ним возникает его абсолютная копия. Но это не философ Дэвидсон, а Болотный человек.

Болотный человек идет вместо Дэвидсона домой, садится за письменный стол и делает вид, что он и есть Дэвидсон. Но может ли Болотный человек говорить с друзьями и семьей Дэвидсона о том, что было вчера? Ведь вчера его не существовало, он был кучей атомов в болоте. Хотя Болотный человек и делает все в точности как Дэвидсон, у него нет истории взаимодействия и отношений с другими людьми.

Поскольку мы не можем убедительно доказать наличие или отсутствие квалиа, то и невозможно отличить философского зомби от человека, действительно обладающего самосознанием. И каждый может являться зомби, который искусно имитирует человечность и убежден в том, что у него есть сознание.

Текст: Евгения Иванова