Мечты иногда имеют очень прихотливый «бэкграунд». Желание попасть в Копенгаген настойчиво подогревалось пару лет – и нашими урбанистическим экзерсисами, и сводками с «датских полей». Так мы узнали о хипстерском урбанизме, который зародился именно в Копенгагене.

Естественно, читали культового уже Яна Гейла – датского архитектора и консультанта по городскому дизайну из Копенгагена. Пешеходная зона Стрёгет (Strøget), самая длинная в Европе, появилась здесь именно благодаря ему. Гейл, кстати, сделал термин «to Copenhagenise» — приспосабливать городские пространства для более здоровой и комфортной жизни – чрезвычайно популярным. Его «Города для людей» — прямая инструкция к построению урбан-рая в отдельно взятых городах.

И вот мы «в поле». Шквал впечатлений и информации оказался огромен. Сделаем выжимки – чтобы понять, насколько все идеально и в чем подвох (а он есть всегда). Но без истории вопроса не обойдемся.

Почему Копенгаген стал таким?

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение Копенгагена

Потому что Гейл на пальцах доказал: модернистский путь (экономическая рациональность, наращивание капитала) – далеко не единственно верное решение. Ну, да, эффективность, smartness, модернизация и все такое – а люди изнывают от скуки, пробегая километры визуально безжизненных спейсов, где глазу не за что зацепиться, а уж тело бренное «преклонить» для быстрой кофе-паузы – и подавно. А если пойти по пути нового, соразмерного человеку урбанизма (меньше скоростных шоссе, больше пешеходных зон и public spaces), получим город – хорошую вечеринку, город-аттракцион. И уже массы народные не ждут так жадно уикендов и отпусков – сбежать, наконец, из постылой серости. Гейл вывел универсальную формулу: хороший город должен быть устроен так, чтобы среднестатистический пешеход, двигающийся со скоростью примерно 5 км/ч, встречал новое интересное место примерно каждые 5 секунд. Неслабая задача, однако.

Впрочем, даже здесь она исполняется не буквально – это, скорее, некий ориентир для урбан-планирования. Хотя вру – есть район, Орестад, где архитектурные шедевры так решительно частят, что это даже утомляет. Но о нем позже.

Гейлу вторит эксперт по городскому планированию Сорен Элль: «В 60-х и 70-х мы были уверены, что, построив многоэтажные жилые здания и хорошие дороги, сделаем всех счастливыми. Но качество жизни – это не только асфальт, лифты, шоссе и метро».

Любопытно, что от концепции auto city отказались… из бедности. Планировалось развивать город вдоль сети артериальных шоссе и железных дорог. К примеру, для строительства шоссе собирались снести прекрасный нынче район Вестербро (тогда гетто). Нефтяной кризис 1973 г. эти планы порушил. Миллиардов для «машиноцентричного» будущего в бюджете не оказалось. Плюнув на амбиции затмить большие города Америки, Копенгаген пошел по пути car independent city. И преуспел показательно.

Нескромное обаяние набережных

В морских городах набережные – особые места притяжения, настоящий полигон для приложения урбанистических усилий. А ведь лет 20 назад там были заброшенные верфи и доки – пока власти не решили, что негоже пропадать таким обширным «центровым» территориям.

В первую очередь, это прекрасные пляжи с бассейнами — Københavns Havnebade. Особенно хороши они в районе Исланд Брюгге. Эффектные трамплины здесь тоже не простые – как и весь комплекс, спроектированы Bjarke Ingels Group, глава которой, Бьярке Ингельс – звезда датской архитектуры. Он еще себя покажет.

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение КопенгагенаНабережная стала пристанищем для самого разнообразного досуга. На травяном пляже офисные работники играют в городки, фрисби и мини-гольф – в костюмах и обуви, мало для этого приспособленной. Кое-кто из дам скидывает туфли и азартно скачет по траве в колготках. Рядом с трамплина с веселым гиканьем ныряет группа разновозрастных купальщиков. Что лично меня привело в трепет – шквальный северный ветер, накрапывает дождик, а люди резвятся и не спешат заворачиваться в полотенца.

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение Копенгагена
В Исланд Брюгге есть еще одна «аттракция». В середине ХХ века здесь находилось крупное зернохранилище, принадлежащее датскому соевому заводу, но в 1990-х предприятие закрылось. В 2002 г. заброшенные силосные башни превратили в жилой комплекс – Gemini Residence (MVRDV). 42-метровые башни-близнецы объединили в виде знака бесконечности, склады для хранения кормов преобразовали в лобби с лифтами, квартиры разместили вдоль стен и к каждой пристроили балконы. Блестящий пример ревитализации. Туда, кстати, можно сходить на экскурсию.

За charmerende gamle huse – «очаровательными старыми домиками» отправляются в порт Нюхавн («новый порт»). Образцовые картинки с рекламных проспектов: ресторанно-шопинговая набережная, с разноцветными зданиями XVIII-XIX веков; парусники вдоль канала, где можно и поесть, и каюту снять; парапеты, усеянные людьми – коротающими время за разговорами, чтением или просто любующимися видами вокруг.

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение КопенгагенаЖизнь на воде здесь – дело привычное. Район Слусехольмен, прорезанный множеством каналов, называют датской Венецией – резиденты паркуют лодки прямо у домов, самого «таунхаусного» вида.

Нет денег на приличное жилье? Бьярке Ингельс, вспомнив бесшабашную молодость, разработал бюджетный вариант – общежитие на воде Urban Rigger, построенное из 9 морских контейнеров, покоящихся на плавучей платформе.

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение Копенгагена

Комплекс абсолютно автономный – за счет использования солнечных батарей. В каждой комнате-студии (а их 15), кроме спальни, есть ванная и кухня. Предусмотрены стоянка для лодок, платформа для купания, место для барбекю, а также терраса и лужайка на крыше. Внутри – общий сад. И прекрасные морские виды через панорамные окна. От желающих пожить там отбоя нет.

Капля дегтя №1. В 2017 г. Британская академия урбанистики присудила Копенгагену награду «Европейский город года». В первый раз он получил это звание в 2006 г.

Но это не значит, что все здесь в восторге от стратегии soft urbanism. Известные провокаторы — датские архитекторы из Бюро городской архитектуры ОМА (возглавляемого легендарным Ремом Колхасом) заявили, что город стал слишком спокойным и красивеньким. Лично они скучают по машинам и шуму. И чтобы впрыснуть сюда «дозу многоуровневого столичного динамизма», построили на набережной Датский архитектурный центр (DAC) – как манифест критики «датского урбанизма»: «Вы предвкушаете тепло древесины, традиционный кирпич и много светлого – а на вас обрушивается черный бетон, черный резиновый пол, необработанная сталь и металлическая сетка в промышленных масштабах».

Ясно, что здание безбожно критикуют. Но поверьте, оно производит впечатление – и снаружи (действительно, разительно контрастируя с окружающей застройкой) и внутри. Я – за неожиданные разрывы монотонных контекстов. В нем, к слову, сосредоточены офисы, музей, спортзал, ресторан и апартаменты – еще один образец тренда мультифункциональных зданий. Директор Центра считает, что это круто, очень в духе Нью-Йорка и вообще – «а-ля Леди Гага: как если бы она сбросила свое «мясное» платье и провела финансовый консалтинг». Остроумно. Но чего там действительно нет – так это friendly look.

Тотальная велосипедизация

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение Копенгагена

Все больше европейских городов создают максимально выгодные условия для езды на велосипеде: выделяют велополосы и строят отдельные велодорожки с мостами через всевозможные преграды; изменяют правила дорожного движения в пользу велосипедиста; устанавливают многочисленные велопарковки и пункты аренды велосипедов. Копенгаген в этом смысле – просто эталон.

Велосипедисты едут непрерывным потоком сквозь весь город. Велосипеды продаются на каждом углу и доступны всем – помимо бюджетных моделей существует и огромный вторичный рынок. Велосипед можно спокойно бросать у магазина или возле дома на улице, его никто не возьмет. Поговорка, что нельзя изобрести велосипед, больше не действует: можно увидеть самые невероятные эксклюзивные модели, из новинок – велосипед без цепной передачи. Расхожее мнение, будто велосипед – транспорт для бедных, тоже не действует: есть достаточно дорогие «гаджеты», сравнимые со стоимостью не самого дешевого автомобиля. Многие состоятельные люди выбирают велосипед как модный вид транспорта, да и просто для поддержания формы.

Надо признать, пешеход здесь – слегка униженное существо, хладнокровно изживаемое. Не дай бог ступить ногой на велополосу с отведенного тебе узенького тротуара – получишь злобные сигналы в спину и даже внятное вербальное неодобрение. Боюсь, именно пешеходное фланирование в первую очередь выдает иностранца. Ну не научилась я рулить на велике. А это серьезный промах в таких городах.

Велосипедизация в цифрах: 62% жителей – на велосипедах. В 2014-ом открыли 28 cycle superhighways, к концу этого года появятся еще 11. Власти клянутся к 2025 году избавить столицу от углеродных выхлопов.

В 2006-ом велосипедистам подарили целый мост через залив – Bryggebroen (190 м), связывающий западную и восточную части города. В 2010 г. открыли еще один мост Cykelslangen («велозмея») – грандиозный проект, отхвативший немало наград. Ярко-оранжевая дорожка начинается с пандуса и переходит в велопешеходный мост над заливом. При таком «извилистом» дизайне у велосипедиста нет шансов сильно разогнаться. LED лампы встроены в парапет, чтобы не слепить глаза. Ежедневно его проезжает 24 тысячи человек. Уже строятся 8 новых таких мостов через залив и примыкающие к нему каналы.

Велопробки и проблемы с парковками – уже реальность, поэтому внедряются подвесные велопарковки – велосипед можно повесить на стену здания или на столб. И снова «дискриминация» автодорог – за их счет велодорожки расширят с 2,25 м до 3,5.

И окончательно нас добила возможность перевозить велосипед в метро, поездах и на водных автобусах.

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение Копенгагена

Зеленая волна

У заботы о велогражданах нет пределов. В 2004 году глава департамента транспортной политики при городском совете и бывший актер Клаус Бондам предложил ввести «зеленую волну» — на главных транспортных артериях светофоры отрегулированы так, чтобы создавать непрерывный поток трафика, позволяющий утром заезжать в центр практически нон-стоп. Вечером «волна» идет в обратную сторону. На отдельных участках в асфальт вмонтированы светодиоды – они помогают поддерживать скорость, при которой ты удачно попадешь на зеленый свет на следующем перекрестке. Сейчас тестируют вторую версию радара, в котором датчики смогут находить скопления едущих, и специально для них задерживать зеленый свет. Правда, страдает общественный транспорт – у него время переездов удлиняется на 17%. Но это уже вопрос приоритетов.

И это еще не все. Пришлось все-таки притормозить на перекрестке? А вот тебе перильце с опорой для ног – пережидай остановку, не слезая с седла. Стоит упомянуть и идею Микаэля Колвилл-Андерсена, руководителя Copenhagenize Design Company, простую как все гениальное: урны расположены под наклоном – очень удобно на ходу забрасывать мусор, не заваливаясь на бок.

Было бы наивно полагать, что исключительно любовь к ближнему – двигатель всех этих чудес. Экономический эффект просчитывается жестко: чем больше велосипедистов, тем меньше расходов на строительство и содержание дорог и парковок.

Велограждане экономят казне около 230 млн. евро в год!

Капля дегтя №2. Казалось бы, вот он, рай. Но… Есть у него и «адская» перспектива. На улицах угрожающе накапливаются брошенные велосипеды. Их не могут убрать, поскольку неизвестно, есть ли у них хозяева. Возле ж/д вокзала скопилось такое количество байков, что пришлось устраивать многоярусные парковки. Но от этого эстетическая картинка не лучше. Улицы превращаются в свалки велосипедов. Некоторые из них прикованы тросиками, у многих уже сняты колеса и другие ценные детали и аксессуары. Но здесь продолжают уважать частную собственность, и потому этот хлам остается на улицах. Его реально много. У каждого подъезда стоит столько велосипедов, что порой сомневаешься, живет ли в доме столько людей. Какой может быть выход? Регистрация, светодиодный маячок? Неделя по уборке всех велосипедов на спецплощадки (если велосипед ваш – заберите его оттуда, остальные будут уничтожены) — несовершенный способ, как и многие другие…

Орестад: неидеальные последствия «идеального» проекта

Район Орестад, задуманный как новые ворота в Копенгаген и демо-площадка инновационного городского устройства, стал своеобразным полем сражения выдающихся архитекторов мира. Здесь что ни здание – шедевр архитектуры, и все это плотными рядами. Сюда мы добирались на метро, полностью автоматизированном. Можно сесть у лобового стекла и глазеть по сторонам. Что мы и делали, бегая от окна к окну и забавляя местных своим восторгом.

Первый визуальный удар – потрясающий своим размахом отель Bella Sky (814 номеров и 30 конференц-залов). Две его башни высотой 76,5 м отклоняются в стороны на целых 15 градусов в каждом направлении (на 11 градусов больше, чем Пиза). Их еще называют «танцующими». Вся эта красота имеет вполне прагматичную цель — «отклонения» позволяют в любой точке здания не терять из виду живописные ландшафты природного парка «Amager Common». Авторы проекта (бюро 3XN) без излишней скромности считают, что они создали «архитектурную икону».

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение Копенгагена
Правда, случилась у них и грустная история. До сих пор отель пиарят как единственное заведение, где целый этаж (17-й) предназначен только для дам. Увы, они эту фишку не удержали. Два господина (никогда отель не посещавшие) и Датский совет по вопросам равенства подали в суд на владельцев, обвинив их в дискриминации по половому признаку. Никаких жалоб до этого не было. Хозяева судились 3 года, объясняя, что остальные номера не хуже, и мужчины нисколько не ущемлены в сервисе. Проиграли. А жаль.

Еще одни башни – 22-этажный комплекс Copenhagen Towers (проект самого Нормана Фостера), стали высотной доминантой района. В северном Копенгагене большое внимание уделяют обширным вестибюлям и крытым общественным пространствам с поддержанием искусственного микроклимата. Но даже на этом фоне лобби Copenhagen Towers – пространство, от которого дух захватывает. Роскошный зимний сад, подчиненный причудливому архитектурному решению, сплошной уют, релакс, лакшери.
А дальше простирается царство… все того же бюро Бьярке Ингельса. Здесь архитекторы разошлись не на шутку. Сразу 3 здания, вырывающее сердце любого, кто неравнодушен к эстетичному функционалу.

Комплекс VM-Houses – спроектирован так, что два жилых блока формируют буквы V и M. Все решения «заточены» на то, чтобы в жилище попадало максимум солнца: «Оно простреливает дом, словно через пулевые отверстия». «Хищный» дизайн остроугольных балконов, ощетинившихся перпендикулярно фасаду – тоже для эффективной инсоляции. Переосмысленная Unité d’Habitation (жилая единица) Ле Корбюзье. На входной стене из разноцветного кафеля выложен портрет инвестора. Архитектор открыто признал, что такие реверансы помогают получить деньги на строительство – мол, олдскульная традиция времен ренессанса, когда живописцы в благодарность увековечивали своих патронов.

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение Копенгагена
Mountain Dwelling (Дом-гора) – здание в виде треугольной пирамиды. Высота верхней точки – 32 м, обращенной на юг, куда выходят террасы с квартирами-садами. Наземная парковка на 800 машин повторяет форму пирамиды, поднимаясь от земли до 4-го этажа. Машины заезжают туда по серпантину, жильцы же поднимаются на фуникулере.

8tallet (Восьмерка) – самый большой жилищный комплекс в Копенгагене (62 000 м²). Выглядит как восьмерка с высоты птичьего полета. Однако главная его особенность – возможность проехаться по крыше на велосипеде. Что, в общем-то, логично – кому охота «пилить» такие расстояния до бассейна или парковки на своих двоих. Комплекс включает 2 зеленых двора с детской площадкой и персональным садом для каждой квартиры. В 2011 г. на Всемирном Архитектурном Фестивале (WAF) 8tallet признали лучшим домом для жизни.

Мы вот активно толкуем о реформе образования. А здесь его реформировали через инновационный взгляд на учебное пространство. Знаменитый Orestad College (бюро 3XN) – университет без аудиторий и кафедр. Обучение проводится интерактивно, чему способствуют интересные пространственные решения: в главном корпусе располагается центральная лестница и атриум, а также 4 уровня-палубы, которые могут вращаться. Каждая образовательная зона находится на одном уровне, который можно регулировать и подстраивать под конкретные нужды. При этом определенная часть каждой «палубы» всегда остается в зоне центрального атриума – манифестируя принцип междисциплинарности.
Это далеко не весь список захватывающих проектов и одной статьи на них не хватит. Но…

Капля дегтя №3. «Датский Манхеттен» (так называют Орестад) пока ожиданий не оправдывает. Инфраструктура в районе еще только создается и многие здания окружены пустырями и «неухоженной» зеленью, что несколько нивелирует дизайнерский пафос.

Опять же, предполагалось, что крупные компании бросятся сюда открывать офисы, а потом уже и жилье начнут приобретать. Однако бизнес не спешит уходить из обжитого центра, особенно когда на реорганизованных набережных расцвели все виды культурной и деловой жизни. Из запланированных 20 000 жителей сейчас здесь наберется не более 8 000. Кафе и прочих мест отдохновения – раз-два и обчелся. Линия метро, построенная для района, превысила все мыслимые сметы, но вряд ли скоро себя окупит – так немного людей ею пользуются. С большим скрипом норвежским девелоперам позволили выкупить землю под строительство большого молла – надо же как-то повышать привлекательность района. В результате среди «прекрасных лебедей» появился монструозный ТЦ Field’s (178 000 м²). Экономически выиграли, эстетически – сильно проиграли.

Эксперты с сожалением констатируют, что концепция «новых ворот Копенгагена» далека от совершенства. Просчетов больше, чем можно было ожидать. В общем, урбанисты критикуют застройку за излишнюю «показушность» в ущерб комфорту. Возможно. Боюсь только, это не худший вариант развития городских территорий по сравнению с отечественным видением «показушности».

Датские урбанистические заметки: человеческое измерение Копенгагена
Все эти «капли дегтя», конечно, — мизер по сравнению с максимальной заботой о человеке. Это, действительно, один из наиболее комфортных городов для жизни. И то, что они смело критикуют неверные решения – только плюс. В общем, велкам в город «человечных» экспериментов.

Текст: Юлия Манукян